МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА СИБИРИ

Музыкальная культура Сибири (МКС) представляет собой пространственно-временную, многомерную и гетерогенную целостность, сложившуюся в результате интеграции различных способов создания художественных ценностей. Её сущностные свойства раскрываются в сложных напластованиях культурных ландшафтов и традиций: в совокупности жанров традиционной, академической и массовой музыки, наделённых самым обширным спектром стилистических свойств, в разнообразии форм распространения и бытования. Объёмная картина музыкальной действительности региона также включает в себя исторические, географические, социальные, национальные (этнические), конфессиональные факторы. История Сибири, - писал А. П. Окладников, «есть история не только огромной страны, не только колоссальных её пространств и их освоения, но и всего этого разноязычного, разнокультурного множества племён и народов» (См.: Окладников А. П. Открытие Сибири. М., 1979, с. 16).

Обозначенные тенденции намечают путь упорядоченного описания МКС. Оно сопряжено, во-первых, с раскрытием структуры данного феномена, во-вторых, с характеристикой его исторического движения от древнейших времён до настоящего времени. И то и другое позволит, выявив ведущие закономерности процесса, осмыслить музыкальную культуру Сибири не как механическую сумму культур отдельных народов и конфессий, жанров и стилей, а как обладающую единством макросистему, рождённую во внутренних взаимоотношениях и взаимосвязях, их непрестанных изменениях. Это создаст фундамент для решения главной задачи - выработки целостной концепции многовекового развития сибирской музыкальной культуры.

С точки зрения методологических принципов исследования МКС столь же важно найти и обозначить ту меру обобщения столь разнообразных элементов, которая даст основание для её целостного рассмотрения. В качестве таковой целесообразно обратиться к понятию «региональная культура». Перспективность данного подхода подтверждается исследованиями, авторы которых рассматривают регион как территориально-культурную целостность, отражённую в явлениях региональной самоидентификации, регионального самосознания, региональная система культурных ценностей. (См., например, Неупокоева И. Г. История всемирной литературы. Проблемы системного и сравнительного анализа. – М., 1976) Среди наиболее характерных для Сибири региональных факторов следует отметить:

Историографический экскурс в музыкальное сибиреведение позволяет обнаружить, что эта область культуры длительное время описывалась в координатах, совмещающих или подразделяющих информацию о «двух музыках»: музыке традиционной и академической (европейски ориентированной). В настоящее время в МКС принято выделять также область массовой музыки.

Традиционная культура складывается несколькими обширными и относительно самостоятельными областями творчества:

  1. Музыкальный фольклор коренных народов.
  2. Музыкально – конфессиональные традиции коренных народов.
  3. Музыкальный фольклор переселенческих народов.
  4. Музыкально-конфессиональные традиции переселенческих народов.

Академическая культура формируется упорядоченным сочетанием взаимосвязанных и взаимозависимых сфер деятельности, среди которых: композиторское творчество, многообразные формы исполнительства (сольное, ансамблевое, оркестровое, хоровое), музыкально-театральное искусство, музыкальное образование, научно- исследовательская работа, музыкальная критика.

Массовая культура проявляет себя посредством таких явлений, как массовая песня, джаз, рок и поп музыка.

Каждый из обозначенных выше массивов звучащей материи имеет свою, в одном случае более раннюю, в других – более позднюю историю. Наиболее древний пласт МКС образован творчеством разнообразных в языковом и хозяйственно-культурном отношении народов, проживающих на территории Сибири до прихода русского населения.

Переселенческий фольклор укоренялся в Сибири по мере её освоения. Русские промысловики спорадически появляются здесь уже в ХII веке, но её планомерное присоединение к России стало осуществляться в восьмидесятые годы ХVI столетия. Начало этого продолжающегося и до настоящего времени процесса связывают с походом в «Сибирское царство» в 1581 году казачьей дружины Ермака Тимофеевича.

Академические формы культуры формируются в Сибири в первые десятилетия ХVIII столетия. Местные очаги культуры в Тобольске, Иркутске, Нерчинске и других городах формировались представителями служилого сословия, духовенства, купечества.

Как и центральная Россия, Сибирь прошла свой путь приобщения к ценностям общеевропейской культуры. Этот путь складывался двумя направлениями: опосредованным и непосредственным. Первое – результат восприятия европейских традиций уже в российски адаптированном (преимущественно столичном) виде. Посредниками этого движения стали, оказавшиеся в регионе по разным причинам русское музыкальные и театральные деятели, педагоги, просвещённые любители искусства, позднее – композиторы. (Линия композиторского творчества берёт своё начало в первой половине ХIХ века в творчестве А. А. Алябьева, К. Волицкого.) Особая роль в развитии данной тенденции принадлежала политическим ссыльным.

Другое – обусловлено непосредственными контактами сибиряков с носителями европейской культуры, их прямым внедрением в художественную жизнь региона. Это - результат деятельности на территории Сибири в границах ХVIII – первой трети ХХ столетий самых различных категорий представителей европейского населения: шведских, австрийских, итальянских, немецких военнопленных, ссыльных поляков и латышей, приглашённых для работы специалистов, образующих согласно теории американского социолога Дж. Армстронга «мобилизационную диаспору» (mobilized). Мигрировавшие в Сибирь выходцы из европейских стран сформировали здесь «свою» этнически идентичную и культурную среду. Переселение началось в ХVIII веке и особенно усилилось после Манифеста Екатерины II (1763 г.) «О дозволении всем иностранцам, въезжающим в Россию, поселяться в которых губерниях они пожелают и о дарованных им правах».

Истоки массовой сибирской культуры уходят в далёкое прошлое (вспомним, например, скоморохов), однако время активной стадии её распространения относится к началу ХХ века. Подобно академической музыке, этот вид (его принято называть третий пласт) художественной целостности вырастает из синтеза европейского и отечественного музыкального опыта. Во второй половине столетия он формируется главным образом явлениями молодёжной культуры с её неформальными клубами и организациями, дискотеками, концертами, телевизионными программами.

В исследовании МКС представляется важным не только разделение культурных пластов, но и характер их совмещения в едином культурном пространстве. Известно, что каждое расслоение представляет собой начальный этап последующего синтеза. Одной из сфер сосуществования социально и художественно разделённых, параллельно существующих и, казалось бы, несоединимых миров является композиторское творчество, интенсивное развития которого начинается в Сибири в 40-е годы ХХ столетия. Именно автор, создатель художественных ценностей как доминантная творческая личность является ядром культуры, интегрирующим началом, связывающим воедино все её элементы.

Синтезирующие тенденции авторского творчества многообразны. В одних случаях оно представлено традиционным соотношением (наложением, совмещением) академических и фольклорных традиций. Здесь естественным образом соединены национальный фольклор и общеевропейские закономерности музыкального мышления. Более сложны формы творческой ориентации представителей третьего пласта, объединяющих практически все стилевые традиции мировой художественной культуры.

Обращаясь к исследуемому региональному феномену важно, однако, подчеркнуть то обстоятельство, что МКС во все времена была, естественно остаётся и сегодня частью отечественного художественного процесса. Вместе с тем этот, обладающий общностью социально-исторических и историко-культурных факторов региональный массив культуры наполнен чертами самобытности и своеобразия. Именно поэтому объективный взгляд на МКС может быть сформирован в сопоставлении культурных традиций отдельных народов, населяющих Сибирь и культуры всего сибирского ареала, и вместе с тем - в контексте тенденций общероссийского и регионального характера. Этот путь приведёт к установлению черт сходства и различия между сравниваемыми явлениями.

Б. Шиндин